Судьба репрессированного

Он считал советскую власть недолговременно, встречался с единомышленниками, жил с оглядкой на прошлое.

Держу в руках большую книгу. Называется она «Расстрельные списки». В этой Книге памяти названы 4527 человек, мужчин и женщин, расстрелянных по ложным политическим обвинениям в Москве со 2 сентября 1937 г. по 16 октября 1941г.

Среди этих тысяч есть несколько десятков наших земляков, вятских людей. В их числе и наш герой Павел Александрович Садырин, бывший депутат первой Государственной думы Российской Империи.

Павел Александрович родился в 1877 году в деревне Садырины Котельничского уезда Вятской губернии. Его семья на тот момент уже была известна тем, что дед Павла, Филипп Ерофеевич, многократно участвовал в губернских и международных выставках, демонстрируя лучшие образцы зерновых, овощей и домашнего скота. Талант деда передался внуку по наследству. Мальчика с детства приучали к труду, и из этого вышел толк.

В 1891 г. Павел поступил в Александровское Вятское Земское Реальное училище, на протяжении почти всего времени обучения являлся стипендиатом Вятского губернского земства. Окончив его с отличием, в 1897 г. Павел уже студент Московского Сельскохозяйственного института. Окончил его и в числе лучших студентов получил диплом агронома-техника I разряда.

С ранних лет он видел, как тяжело приходится крестьянам в жизни и работе. Желание помочь им не оставило его ни в студенчестве, ни в годы практики и работы. После окончания института Павел служил агрономом в имении Александровых в с. Савали Малмыжского уезда. Он интересовался вопросами земского самоуправления, участвовал в общественной деятельности, публиковал статьи в «Вятских Губернских Ведомостях».

Летом 1905 г. в уездном городе Малмыж состоялось ежегодное собрание сельскохозяйственного общества, где прозвучали доклад совета общества и текст верноподданнического письма в Совет министров. В письме к царю собрание заявляло о том, что Малмыжское сельскохозяйственное общество «с чувством особой признательности приемлет дарованное Указом 18 февраля право быть непосредственно услышанным тобой, Государь!» Далее малмыжане рассказывали о бедах крестьян, мизерных земельных наделах и беспрестанно повышающихся налогах, о произволе земских начальников, полицейских чинов. В прошении выражалась надежда о том, что государь-батюшка призовет народных представителей и им будет дано право законодательного почина. Письмо подписали более пятидесяти человек, ожидавших реформ, в том числе и Павел Садырин. Неизвестно, дошло ли это писание до царя.

Интересно, что уже после этого собрания Павел попал под пристальное наблюдение полиции, а стражник Вахрушев назвал его в своем рапорте малмыжскому уездному исправнику «главным подстрекателем» противозаконных заявлений крестьян и распространителем антиправительственных идей.

Павлу была небезынтересна жизнь родного крестьянства. Понимая, что «снизу» народу не помочь, в предвыборной борьбе он был очень активен. На Вахтинском сельском сходе Гвоздевской волости Садырин произнёс довольно пространную речь. «Он высказал что принадлежит к партии Народной свободы (конституционно-демократическая партия) и во всём старается облегчить положение крестьян, что в Государственную думу следует выбрать человека с образованием, дабы он мог давать возражения и министрам, говорил о косвенных налогах, о неправильном взимании казною налога со спичек, керосина, сахара и прочее».

Садырин победил и на выборах волостного схода, и в уезде. 27 апреля «Вятская газета» сообщила, что он стал в числе немногих депутатом Думы от крестьян Вятской губернии в I государственной думе.

Павел Александрович восторженно отзывался об этом событии в своих письмах в «Вятскую газету», писал, что голос народа сейчас будет звучать на всю страну через избранников. Тут и расцвели его надежды о помощи крестьянам! Но, к сожалению, также мгновенно увяли.

В дальнейшем Садырин, находясь в Петербурге, сообщал землякам, что все предложения Думы государю принимаются министрами в штыки. Его возмущало, что правительство не просто ограничивало работу Думы, но и давало указания, как следует себя вести депутатам. Думский проект о полной политической амнистии был отклонен. Решения земельного вопроса так же не последовало. Профессионал-аграрник Садырин был возмущен предложением правительства удовлетворить нехватку земель путем переселения людей и покупкой наделов через крестьянский банк, означавшей для крестьян вечную долговую яму.

Павел Александрович делает вывод, что народ не может ждать от государства разрешения своих нужд. За полтора месяца законодательной работы ничего не было достигнуто, в думе начинается разброд мнений, борьба между ее членами и «министерством Горемыкина», председателя совета министров, затем последовал роспуск. Первая Государственная Дума просуществовала всего 72 дня.

В ответ на роспуск Думы группа её бывших депутатов-кадетов, трудовиков и других (из которых кадетов было около 120, а представителей других партий – около 70) собралась в Выборге на совещание. 10 июля 1906 г. они обратились с так называемым Выборгским воззванием «Народу от народных представителей». Оно призывало граждан России не давать «ни копейки налогов в казну, ни одного солдата в армию». Под Выборгским воззванием подписались и вятские депутаты: П. А. Садырин, И. Н. Овчинников, В. С. Вихарев, С. М. Корнильев, В. С. Нечаев, П. Ф. Целоусов, Н. В. Огнёв и др.

После всего произошедшего бывшие депутаты постоянно находились под неусыпным наблюдением полиции. Началась череда арестов.

В феврале 1908 года Павел Садырин выехал за пределы Малмыжского уезда. Через несколько месяцев его арестовали, приговорив к трем месяцам лишения свободы, которые он отбыл в московской Таганской тюрьме.

Позднее Павел Александрович принимал активное участие в работе Московского народного университета им. Шанявского, был секретарем его правления, читал курс кооперации, плодотворно трудился во Всероссийских Союзе городов и Земском союзе.

Во время I Мировой войны союзы поддерживали армию, помогали беженцам и инвалидам, но со временем политизировались. В июле 1916 года он утверждается представителем союза городов в Главном Комитете по снабжению армии. После Февральской революции деятели союзов Земств оказались у руля государственной власти, призывали народ поддерживать временное правительство. В конце 1918 года союзы были ликвидированы Совнаркомом.

Павел Садырин был приверженцем конституционно-монархического государственного строя и был уверен, что революция только углубит разруху в стране. Он не бежал из страны, как делали многие из рядов правительства, он остался на всех занимаемых постах и продолжал работать до их полной ликвидации. Он считал советскую власть недолговременно, продолжал встречаться с единомышленниками, жил с оглядкой на прошлое.

В 1921 году Павел Александрович был избран председателем Правления Сельскосоюза и назначен членом Правления Госбанка РСФСР. У него были свои взгляды на развитие сельскохозяйственной кооперации. В планах Садырина было создание самостоятельной трудовой крестьянской кооперации, снабжение хозяйств кредитами, использование науки и техники в их развитии. Развитие колхозов он не считал реальной практической задачей.

21 июля 1921 года Декретом ВЦИК был создан Всероссийский комитет помощи голодающим из 63 человек. В состав которого на ряду с писателем М. Горьким и президентом Академии наук А. П. Карпинским вошел и кооператор Павел Садырин. Активный труд комитета дал результаты – помощь нуждающимся пошла из разных концов страны и из-за границы. Объединение помощников нуждающимся было признано утратившим права, просуществовав чуть более месяца. 27 августа члены комитета были арестованы во время очередного собрания, большинство из них были высланы за пределы РСФСР.

Павел Александрович остается на родине. В 1925 году Сталин предложил ему стать во главе Комиссии по сельскохозяйственной кооперации, заметив при этом, что «он бывший кадет, но человек умный». Садырин продолжал активно работать, был членом ВЦИК и ЦИК СССР, делегатом III, IV и V Всесоюзных съездов Советов. Но нашла коса на камень: власти не могли и не хотели принимать аграрную позицию Садырина.

27 июня 1930 года заместитель председателя ОГПУ Г.Г. Ягода обратился с письмом к председателю ЦИК СССР М. И. Калинину с просьбой дать согласие на арест специалиста Совколхозстроя Садырина П.А. по статье 58 – 7 за подрыв государственной промышленности, транспорта, системы кооперации, совершенный в контрреволюционных целях путем использования госучреждений. В тот же день, получив письмо, Калинин красным карандашом оставил на нем автограф: «Согласен». За этим сразу же последовал арест, обыск, допрос. Допрос предполагал «физические меры воздействия», показания попросту выбивали, заставляя арестованного признаться в создании Трудовой крестьянской партии. На следствии П. А. Садырин признался еще в некоторых своих провинностях: в членстве в Московском обществе сельского хозяйства, «где формировались антиправительственные настроения», в общении с высланными из страны вольнодумцами С.Н. Прокоповичем, Е.Д. Кусковой и другими.

Целый год П.А. Садырин содержался в Бутырском изоляторе. По делу о контрреволюционной вредительской системе проходило еще 15 человек. Согласно обвинительному заключению, Павел Александрович был ее организатором, пропагандировал антисоветские настроения и готовил восстание против власти с дальнейшим ее свержением. 23 июля 1931 года он был приговорен к расстрелу с заменой заключением на десятилетний срок. Наказание отбывал в ББЛАГе. Позднее срок заключения сократили до пяти лет, а в мае 1934 года он был освобожден.

Не прошло и четырех лет после освобождения, как снова, 2 января 1938 года органы НКВД арестовали П.А. Садырина по обвинению в антисоветской работе с целью восстановления Трудовой крестьянской Партии. Признавая себя виновным по предыдущему делу, он категорически отрицал какую-либо контрреволюционную работу после освобождения из лагеря.

16 сентября в три часа дня состоялось закрытое судебное заседание выездной сессии Военной коллегии Верховного Суда Союза ССР, продлившееся всего 15 минут. Павел Александрович в последнем слове попросил быть снисходительным, говоря, что он отбыл уже свое наказание. Но, о снисходительности речи не шло. Был вынесен расстрельный приговор, приведенный в исполнение в этот же день.

П.А. Садырин был дважды реабилитирован: в 1957 и 1963 годах.

Только 24 мая 1963 года определением Военной коллегии Верховного Суда ССР дело на П.А. Садырина было прекращено за отсутствием состава преступления и приговор от 16 сентября 1937 г. отменили.

Судьбу Павла Садырина повторили многие неугодные правительству, ни в чем не повинные люди. Они служили Родине, народу, а получили расстрел.

При написании статьи использованы материалы из личного архива внучатого племянника П.А. Садырина, краеведа Б.В. Садырина.

Волонтер Александра Крысова